"Псы сцены (Stage dogs)" - спектакль-встреча

"Псы сцены (stage dogs)" - спектакль-встреча "Быть актером – это чудесное занятие. Ужасное. Великолепное. Неловкое. Потрясающее. Отвратительное. Возвышающее. Тягостное. Примерно об этом идет речь в "Псах сцены (Stage dogs)". И есть шансы, что получится беспрецедентный штурм".

"Быть актером – это чудесное занятие. Ужасное. Великолепное. Неловкое. Потрясающее. Отвратительное. Возвышающее. Тягостное. Примерно об этом идет речь в "Псах сцены (Stage dogs)". И есть шансы, что получится беспрецедентный штурм". Именно так Флорин Пьерсик‑младший представляет постановку, в которой он выступает и в качестве автора, и режиссера, одновременно обыгрывая фамилию своего партнера по спектаклю, известного актера Марчела Юреша; “юреш” по-румынски – штурм, гонки. Спектакль стал первой встречей на одной сцене двоих очень талантливых, известных и харизматичных актеров, это Марчел Юреш и Флорин Пьерсик‑младший. "Псы сцены (Stage dogs)" – постановка Театра Act, первого независимого театра со своим собственным залом в Румынии после 1989 года. В нынешнем году этот театр отмечает два десятилетия с момента своего основания.

Поставленный по мотивам "Жизни в театре (A life in the theatre)" Дэвида Мэмета спекталь "Псы сцены" широко распахивают дверь в кулисы театрального представления:Радуй людей. Заставь их плакать, заставь их смеяться, уведи их далеко, заставь их забыться. Но – никогда не лги им!” Эти слова, написанные Пьерсиком‑младшим, произносит ближе к концу спектакля Марчел Юреш; они оказывают такое сильное влияние на зрителей, что их трудно забыть. Мы спросили Марчела Юреша, насколько легко или сложно актеру не лгать зрителю: Этого не знает никто. Есть много людей, которые притворяются. Даже здесь они притворяются, это от необходимости прояснять ситуации, делать выводы. Но это ремесло без выводов. Думаю, что в этом спектакле завораживает то, как писал Флорин и как мы его играем, так это свет, который загорается в этой темной канаве. На одном берегу потребность человека создавать легенды, придумывать... о Господи, мы же актеры... тайн очень много, они более или менее оправданы, да ещё и собственная известность, статус знаменитости. Многое не увязывается друг с другом. Как говорит Флорин в 9-й сцене: мы поднимаемся на сцену, просто бедные шизофреники, мы дрожим всем телом, мы сжигаем наши предохранители и ДНК на сцене... У нас создается впечатление, что мы ‑ личности, мы выдаем себя за иных, чем на самом деле. Мы дрожим как студень, у нас случаются небольшие инфаркты, но это происходит каждый вечер. А на самом деле мы чувствуем огромный страх”.

Текст в "Псах сцены" построен как история, которая исследует отношения между актером – “священным чудовищем“ и актером помладше. Но какие потребности, какие желания, какие поиски привели к этому предложению ‑ показать спектакль жизни, творящийся в кулисах спектакля театрального? Своими мыслями делится Флорин Пьерсик‑младший: „Есть тут такое, что должно немного замирить определенную область театра, область, где люди поднимаются на пьедесталы, стоят там, смотрят на тебя оттуда годеливо. А в конце концов, они всё такие же люди. И нужно нам помнить об этом. Потому что магия театра действует, и всё это зависит от того, как будет выставлен свет... это зависит от многого. Но актеры - люди очень хрупкие и часто несчастные, с естественным багажом реальных проблем плюс огромной поклажей проблем воображаемых. Проблем, принадлежащих их персонажамй, которые они все еще тащат за собой. И это делает их особенными. Но думаю, что нужно было дать несколько конкретных реплик из этого спектакля, несколько реплик, которые хоть как-то уравновешивают весы. Потому что какой-то определенный вид возбужденного энтузиазма я не считаю вполне здоровым. Я имею в виду энтузиазм зрителя по отношению к актерам. Да, есть харизма актера, своего рода сверхчеловека. Вот такое складывается впечатление, но мы все люди. И это на самом деле то, что показывает спектакль”.

С Марчелом Юрешем и Флорином Пьерсиком‑младшим мы поговорили после выступления на Международном фестивале нового театра в Араде, это был примерно двадцатый спектакль со времени мартовской премьеры. Большой зал Классического театра имени Иоана Славича в вечер показа "Псов сцены" был полон. И каждый раз на этом спектакле заняты все места. Задаешься вопросом, приходят ли люди только для того, чтобы увидеть обоих актеров, или же текст так трогает их сердца? Говорит Флорин Пьерсик‑младший: „В какой-то момент я задумался, кого же это заинтересует. Будет любопытно только коллегам по театральному цеху? Или театроведам, критикам? И теперь я начинаю обнаруживать с определенным оцепенением, что, однако, этот скрытый мир за кулисами и в гримерных может быть интересен, если люди отождествляют себя с этими актерами. Они так отождествляют свои какие-то переживания. И говорят, да, это возможно. И самоирония работает как очень хорошее средство в нашем спектакле...”.

Ну уж если "Псы сцены" открывают нам дверь гримерной, то давайте войдем, в конце‑концов, за кулисы репетиций спектакля, и на самом деле попробуем понять, как работали вместе на репетициях Флорин Пьерсик‑младший и Марчел Юреш. И расскажут об этом они сами: Флорин Пьерсик‑младший: „Что было просто невероятно на репетициях и теперь отражается в самом спектакле, так это то, что мы всегда жили этим исцеляющим смехом, теми историями, которые мы рассказывали друг другу, всем тем, что возникало в в этом контексте. Это то, насколько земными являются, по сути, сами актеры. Мы рассказывали друг другу о многих вещах и радовались вместе! И это сейчас нам помогает, потому что спектакль этот, думаю, в существенной мере ‑ комедия. И это надо учитывать. Я больше не верю в драму без грамма комедии. Как и в жизни.”

Марчел Юреш: “Это научило многому: опыт, встреча, а не просто мы так прошли один мимо другого. Можно имитировать отношения и тем самым их разрушить... в попытке сохранить свою славу, легенду о себе самом. Это сплошная глупость. Сама идея схватки, сражения знаменитостей, имен – ужасна. Напротив, я верую во взаиморастворение; ведь, в конце-концов, мы растворяемся друг перед другом или друг во друге. Звучит это несколько пафосно, но к этому мы устремляем свои усилия. В этом состоит основополагающее усилие актеров, когда им доводится встретиться. Именно это и является сотрудничеством. Возможность протянуть и пожать руку, понять, чтобы тебе больше не было стыдно, чтобы не было такого ложного стеснения. В театре мы, по сути, работаем обнаженными, с оголенной душой. Конечно, те, кто на это способен...”.

 


www.rri.ro
Publicat: 2018-07-12 14:37:00
Vizualizari: 0
TiparesteTipareste